Главная

Наш человек на BeGeistert. Новелла с продолжениями, зачином, ссылками не по теме и разными картинками. Глава предварительная.

Так что же такое — BeGeistert?

Известный признак отличия свободной страны от тоталитарной — наличие «гражданского общества» — а попросту, без учености — большого количества оформленных и неоформленных тусовок. Так, по слухам, на одного датчанина приходится по два каких–то там общества, вполне себе зарегистрированных, с правами, льготами и даже обязанностями, навроде «Клуба забрасывателей спиннинга только с левой руки».

Компьютерщики — тоже люди, иногда даже члены общества, и попить вместе пивка — дело святое, см. например как это выглядит в отечественном исполнении у Экслера в «Записках невесты программиста».

А по такому сказочному поводу, как«крутая операционная система BeOS, про которую все слышали, но никто не видел, и еще меньше юзают»- аж сам великий и ужасный Гассе, Жан Луи, велел организовать секты поклонников и адептов, и чтоб им плодиться и размножаться.

%jean_louis_gassee_2% Так появились BUGs — BeOS Users Groups (не путать с bugs — любимым инструментом программистов из Редмонда). Однако BUG–и — вещь несколько виртуальная, и пойнтовки не заменят, поэтому инициативные люди в разных странах, включая страну «Mосква», время от времени организуют совместное распитие коки, колы и клинского лицом к лицу на тему BeOS. Что, как указано выше, является несомненным признаком свободы и продвинутости той самой страны Москва.

Cамым известным шабашем такого рода и является BeGeistert — немецкая тусовка любителей BeOS, случающаяся два раза в год, осенью и весной. Нынешняя была по счету юбилейной, 10–й. И рекордной по количеству участников и стран — кроме немцев, был традиционный французский десант, двое смешных итальянцев (мое большое утешение — есть, оказывается, люди в Европе, которые говорят по английски хуже меня), голландцы, канадец, шведы, австрийцы, бельгийцы, португалец, «югослав», ваш покорный слуга — русский из Estonia, а также загадочная русскоговорящая девушка, к BeOS–у никакого отношения не имеющего, прибывшая туда для совместного времяпрепровождения со стройным идальго–португальцем (отношение имеющим, но почти невиданным нами на той тусовке в связи с вышеозначенной уважительной причиной).

Однако, по порядку (если это вообще возможно — после перехода от Unix к BeOS и от С к С++ мои мозги несколько сдвинулись от последовательно–процедурного к объектно–многопоточному способу осмысления).
Зазывал меня на это сборище главный ангел–хранитель, Чарли “BeGeistert” Кларк, англичанин–полиглот, живущий в Германии, тусовщик и жизнелюб, еще прошлой осенью — свидетельство тому есть на Qube.Ru. Халявой всяческой соблазнял, ввиду сближения Западной и Восточной Европ, компенсациями за билеты, наличием в природе прямого автобуса Тарту–Дюссельдорф и т.д. и т.п. В результате чуть не соблазнился волжанин Павел Галашин, зато Сергей Жарский, живущий в Германии, с достойным истинного белоруса упорством идею встретиться на неметчине упорно отвергал (и отверг–таки).

Впрочем, халява–халявой (как оказалось, за нее еще и побороться надо было, а это уже и не халява тогда никакая), а на мою зарплату с бухты–барахты не разъездишься. Пришлось проявить незаурядную стратегическую и тактическую сноровку, чтобы убедить начальство отослать меня в командировку в Швецию именно перед BeGeistert, а моих шведских гостеприимцев, оплачивающих авиабилеты — что обратная дорога путем Копенгаген-Дюссельдорф-Гамбург–Таллин — вовсе даже и не крюк, а естественный и самый прямой способ передвижения по единой Европе (неверящие могут взглянуть на карту).

Впрочем, одна только перспектива попить пивка за 2у.е. 0,33л и понапрягаться в говорении на германских языках меня вряд ли бы подвигла на подобный трип, по природе я конкретный домосед. Но в Дюссельдорфе вдруг обнаружился ряд друзей, которых я не видел лет 10 минимум, оказавшихся к тому же, по загадочному совпадению, родственниками одного из отцов–основателей РУНЕТА, создателя романа POMAH, бывшего секретаря Почетного Пенсионера Интернета Май Иваныча Мухина, а ныне редактора раздела NetКультура «Русского Журнала», конкурента хозяина нашего сайта по первородству в ЖЖ и моего соседа по дому.

Третьей причиной, вырвавшей меня из любимого кресла, было желание взглянуть на Мистическую Речку Рейн, так зачаровавшую русского математика в одной из «Баек из Европы» неподражаемой EGMG., которая, речка, как оказалось вполне себе протекает через Дюссельдорф.

Итак, вырвав из пасти компьютера Dell в шведской лаборатории, на котором я собирал очередную шедевральную StripZill–у, свой неразменный BeOS–винт, путешествующий со мной по всем весям, я перебрался через потрясающий мост, соединивший две части бывшего гамлетовского королевства, а заодно Северную Европу с континентальной, и оказался в аэропорту Копенгагена. Аэропорт очень милый, но потряс меня тем, что там евромонеты вызывают полнейшее омерзение у персонала, в отличие от евробанкнот.
Вторым потрясением оказались публичные компьютеры, с интернетом и принтером. Точнее не сами компьютеры, видали мы и покруче, а факт их работы от кредитных карточек, заместо электричества. По цене эдак 2,5 у.е. за минуту. Оопс. Имею основание полагать, что они там просто часть дизайна, так как за все -дцать раз посещений этого аэропорта, ни разу не видел, чтобы кто ими пользовался. Неудивительно…(Еще два примера трогательной любви датчан к дензнакам — это сайт того самого моста, где за просмотр его фотографий предлагают раскошелиться, и обменники в Копенгагене — но это уже другая история)

В результате этих потрясений оказался не в том терминале и прошел паспортный контроль, который проходить мне было совершенно не надо. Слава богу, в обратной длиннющей очереди стоять не пришлось — вывел меня задворками местный полицейский, которого я отловил за петюканием молодого русака, вытворившего что–то непотребное в неположенном месте.
Смута продолжилась и в чреве люфтганзовского Макдоннел–Дугласа, где очаровательная валькирия в форме принесла мне вместо заказанного томатного сока (в знак особого расположения?) адскую смесь американского изготовления, являющуюся, по–видимому, полуфабрикатом для коктейля «Особо Кровавая Мери». Впрочем, действительно, с изображением помидора на банке. Но, в отсутствие спирта или Smirnoff, являющую собой симулякр в чистом виде, и посему совершенно неудобоглотаемую. Так, с пожаром в глотке от томатного перца, и долетел.

Признаки великой германской цивилизации в аэропорту Дюссельдорфа встретили меня с первых же шагов — мусорные комбики (дизайнерские изделия из 3–6 бачков, каждый бачок для своего вида мусора и со своим видом входного интерфейса), а также полное отсутствие сидячих мест для курения.
Со скатанной вокруг рюкзака наподобие солдатской шинели зимней курткой и подвешенными туда же за шнурки зимними ботинками, но в шортах, маечке и без шапки–ушанки (в Швеции было 0–2, в Дюссельдорфе +22), я добрался наконец до выхода в город, где меня и встретил улыбчивый бородач с плакатом “BeGeistert”.

Так начался мой 0–й день на BeGeistert, но об этом в следующий раз, поскольку прилежному читателю наверняка потребуется время, чтобы освоить все вышеприведенные ссылки, крайне полезные для подготовки к восприятию последующего текста…

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <i> <img> <strong> <b> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Введите перечисленные символы, чтобы мы убедились, что вы не робот. Не требуется для зарегистрированных пользователей.
9
1
4
P
e
s
Enter the code without spaces and pay attention to upper/lower case.