Главная

Перевод интервью уellowTAB в неофициальной обстановке

Вы, возможно, уже знаете, что Даниэль Тейксейра (Daniel 'daat' Teixeira) и Крис Симмонс (Chris Simmons) с сайта HaikNews.org в прошлую субботу, ночью во время BeGeistert 14 задавали вопросы представителям yT Бернду Корцу (Bernd Kortz) и Алану Вестбруку (Alan Westbrook), CEO и CTO соответственно. Для тех, кто не захотел или не смог по разным причинам скачать видео, мы предлагаем эту распечатку интервью. Оригинал доступен на IsComputerOn.com

Крис: Привет всем, это импровизированное интервью на 14–м BeGeistert в 2005 году, вместе с Берндом Корцем, Аланом Вестбруком, Даниэлем Тейксейра и – конечно мной, Крисом Симмонсом. Даниэль представляет IsComputerOn, а я представляю HaikuNews.

Мой первый вопрос: вы недавно сменили офис и теперь у вас больше места и больше сотрудников, как вы себя чувствуете на новом месте и как это скажется на успехе продажам Zeta?

Бернд: Ну, в новом офисе мы чувствуем себя действительно хорошо, другие были очень маленькие, не хватало места для размещения вещей, и людям невозможно было работать в полную силу, было очень тесно, не было места для обсуждений, обучения персонала и так далее, не хватало гитарной комнаты [смех Алана]. Теперь мы уверены в выборе нового офиса.

Алан: Да, новый офис значительно лучше. Старые офисы были нормой в то время когда мы были ограничены в средствах, мы хотели быть уверены, что сможем со всеми рассчитаться, у нас были офисы, предназначенные для четырёх человек, а работало там восемь. В то время это было необходимо, и мы ждали появления возможности снять новый офис с достаточным местом для расширения, чтобы люди работали в более комфортных условиях.

Крис: Сколько у вас сейчас сотрудников?

Бернд: Всего 35 человек.

Даниэль: А разработчиков?

Алан: Примерно половина из них — разработчики, это около 15–17 человек. Хотя может показаться, что меньше, поскольку сейчас многие работают удаленно, но это скоро изменится.

Бернд: Да, мы работаем над этим.

Даниэль: Вы пытаетесь их, так сказать, сконцентрировать?

Бернд: Да, чтобы большинство из них работало прямо в наших офисах, подобно Бруно Альбукерке.

Алан: Когда все вместе, работа идёт более динамично, а также более весело: «A вот глюк!» [все смеются]. Появляется то же чувство, что было во время работы в Be, когда все были рядом, все напряжены, но зато можно было разрядиться в веселой и творческой обстановке, что полезно. В сравнении с удаленной работой, особенно поначалу, в условиях ограниченного бюджета, хотя от этого пока не избавиться совсем.

Крис: Что из того, над чем вы сейчас работаете, например, портирование таких вещей, как bash, php или perl, что из необходимых для этого патчей вы потом вернете Haiku, когда?

Алан: На это должен ответить я. У нас много проектов… Франсуа Револь (Franзois Revol) портирует множество приложений GNU, что хорошо, поскольку он действительно очень очень знаком с этой областью и хорошо с ней управляется. Он старается сделать все, что убедиться в том, что патчи также идут в основные ветки и что они доступны сообществу. OpenSSH, openSSL, bash, coreutils, уверен, еще и многое другое.

Бернд: Еще больше исправлений он сделал в Bochs, он же делал изменения в PearPC…

Алан: В общем, от нас идет поток изменений, который, возможно, не виден Haiku напрямую, но их разработчикам необходимо контактировать с тем, кто занимается официальными портами.

Крис: Имеется в виду доступ к вашим внутренним CVS или предоставление им материала, с которым вы работали?

Алан: Нет, все что нужно Haiku, это пойти к GNU и взять те изменения, что мы отправили им, так что… сейчас все происходит примерно так — мы отправляем изменения разработчикам GNU, они находят время для просмотра этих изменений и интегрируют их в свои исходники, так что, когда разработчики Haiku будут синхронизироваться с ними, они получат все наши изменения.

Крис: Кстати говоря об этом, GCC, каковы ваши планы на версию 3.4 для Zeta?

Алан: Да, мы действительно заинтересованы в новом GCC, так как в нём есть очень много классных вещей, особенно в версии 4. Возможно, мы подождем до выхода четвертой версии, а потом уже будем менять компилятор… [Крис: GCC 4.0?]… Да, 4.0, потому что в нём появляются некоторые внутренние изменения, которые, как вы знаете… множество открытых проектов не так уж заинтересованы в сохранении бинарной совместимости со старыми версиями, так что, когда мы планируем переход на новую версию, у нас есть планы по ее обеспечению, но мы не хотим и дальше бесконечно обновляться с каждым важным релизом GCC, так что мы, скорее всего, возьмем максимальную стабильную версию и будем использовать ее некоторое время. Когда–то в планах был GCC 3… подождем выхода GCC4, посмотрим как пойдут у него дела. Ну а сейчас мы просто используем GCC 2.95.3.

Даниэль: И если встанет вопрос сохранения или нарушения бинарной совместимости…

Алан: Мы хотим двигаться дальше, к 64–битной ОС. Очевидно, что это произойдет в некотором будущем, и, очевидно, тогда нам придётся нарушить бинарную совместимость. Написание слоя совместимости с 32–х битными приложениями в 64–х битной среде для нас сегодня ничем не оправданные расходы. Так что у меня нет никаких планов по сохранению бинарной совместимости для 64–разрядной ОС. В 32 битах мы можем поддерживать совместимость используя некоторые хитрости с библиотеками, таким образом, чтобы можно было бы запускать приложения, скомпилированные с помощью GCC 2, GCC 3 или GCC 4 на одной машине.

Крис: Здесь говорится о различных версиях библиотек, хранящихся вместе, например разные имена для разных версий библиотек?

Бернд: Нет. Если у вас есть скомпилированные в BeOS приложения, вроде PersonalStudio, и есть новые бинарники GCC 4, то вы можете переключить инструментарий разработчика, чтобы он использовал эти библиотеки для компиляции.

Алан: Да, это делается во время разработки. Во время исполнения они будут связаны с библиотеками так, что они оба будут работать одновременно. Я не буду вдаваться в детали, поскольку это все еще не утряслось.

Даниэль: Немного вернемся, как быстро работает сейчас PearPC в Zeta? Насколько это приемлемо?

Алан: Я тестировал его на 1.6ГГц Centrino и потребовались около 2 минут на загрузку вместе с ОС, на приложение потребовалось 15 секунд…

Даниэль: Значит ощущения те же, что и от обычной Windows.

Алан: Если вы привыкли к скорости BeOS, то это действительно очень медленно, но, если вам привычна MacOS, то это вполне приемлемое время.

Бернд: Схоже с работой на eMаc, 1ГГц с 1Гб RAM, тот работает всего чуть быстрее.

Крис: То есть, пригодно к употреблению?

Бернд: Да, я бы сказал, что пригодно. Я его иногда использую, перетаскиваю файлы со своего eMac, его использует жена, у нее там какие–то документы, люди пытаются встретиться со мной, она назначает встречи, а я просто перетаскиваю соответствующие файлы в эмулятор, поскольку на другие решения у меня нет времени.

Крис: Что сейчас может предложить Zeta–версия PearPC? Можете ли вы сказать, что теперь Mac полностью эмулируется вместе со всей своей аппаратурой?

Бернд: Франсуа сделал еще патчи для сети, насколько я помню. Пока что вы не сможете монтировать разделы BFS, как это было возможно в SheepShaver.

Алан: А все из–за одной проблемы — порядок байт. PearPC работал только на PPC машинах… извиняюсь, кажется уже поздновато… SheepShaver работал только на PPC машинах, он никогда не работал на x86, а здесь у нас слой эмуляции, и кроме того, проблема с порядком байт, так что… насколько пригодно… Вы не найдете совместного доступа к файлам, на данный момент нет даже drag&drop, но всё равно классно видеть OSX работающей на своей BeOS машине… «О, да это же два компьютера в одном!».

Даниэль: Так, этот вопрос наверное для Бернда. Мы все надеемся, что Zeta ждёт огромный успех, давайте попробуем переместиться на 5 лет вперед, когда у нас будет большое количество пользователей и… сейчас, так сказать, официальной неофициальной конференцией Zeta и yellowTAB является BeGeistert. Вы не прогнозируете появление ZetаCon лет через пять?

Бернд: Для начала, мы появимся на CeBIT следующем году — у нас будет стенд размером 200 кв. метров, там будут наши партнеры, которые работают с нами вместе, создают свои проекты, коммерческие партнеры, у нас одно дело и мы все будем работать вместе. Но, честно говоря, у меня есть планы по организации Zeta Convention. Вы знаете, BeGeistert, он для людей вроде… вот мы все сидим здесь вместе, просто вроде как чудаки [все хихикают], которые хотят немного выпить, немного поговорить — веселиться… это не очень производительно, здесь некого убеждать, ни пользователей, ни партнеров по бизнесу, которым мы могли бы сказать «Эй, приводите ваших разработчиков на это шоу, мы их научим». По моим задумкам Zeta Convention должна длиться неделю, возможно 3 дня, чтобы все партнеры со всего мира могли приехать и показать свои продукты. Это похоже на Linux Expo, вот мы хотим сделать что–то подобное с Zeta.

Алан: Точно, и мы хотим уделить этому очень серьезное внимание, вплоть до создания секций для разработчиков. Конференции разработчиков обычно разделяются на секции — разработчики драйверов идут в эти аудитории, разработчики приложений делают одно, дизайнеры делают другое… Здесь [на BeGeistert] все как–то импровизировано, «Да, вот тут кой–какие новые штуки, над которыми мы работаем», ничего специально не подготавливается, или у нас нет времени на подготовку… Реально же мы хотим получить настоящий съезд разработчиков, равно как и пользователей. Они могут быть немного разными, они могут быть немного похожи, смешение никому не повредит, ведь вашим разработчикам надо общаться и с пользователями. Однако, пользователи хотят поменьше слов и побольше шоу, а разработчики, напротив, интересуются: «Так как же работает этот API?». Это разные вещи, поэтому необходимо устраивать разные секции.

Крис: Получится — семинары для обычных пользователей и…

Бернд: Да, в этом вся идея…

Алан: Идея секций…

Бернд: То есть, у вас есть один человек, который занимается media kit, другой работает с app_server, Interface Kit, еще один занимается драйверами, а последний говорит «Так, мы знаем основы разработки для системы, как нам делать приложения и прочее…».

Крис: Вы когда–нибудь думали о том чтобы люди вне вашей компании работали с вами, ну, к примеру, человек приходит и представляет Zeta, используемую, например, в видео–камере, у него хороший проект, он хочет показать возможности Zeta и своего проекта, этому суждено сбыться?

Алан: Да, разработчики третьих сторон?

Бернд: Мы уже это делаем.

Алан: Да, мы уже так работаем, например, на CeBIT. Одна из причин, по которой нам будет необходимо такое количество пространства, это наши партнеры, вроде тех ребят, которые разрабатывают панорамную камеру [RundUmVideo]. Они приходят и говорят: «Это — наше приложение» и это помогает и им, и нам, потому как это показывает, что у нас есть неплохие приложения, и что люди хотят их использовать. Поскольку, ОС — ничто без приложений.

Бернд: В следующем году, полагаю, у нас будет около 7 или 10 компаний, я думаю, что все–таки 10, около того, которые будут выставляться с нами на следующем CeBIT и демонстрировать свои продукты, основанные на Zeta.

Крис: Надеюсь, что увижу это. А какие сейчас есть ключевые различия между Zeta Neo и Zeta Venture, какие они будут после выхода Venture, над которой вы сейчас работаете?

Алан: Мы не хотим сейчас делать далеко идущие заявления, хоть Бернд и хочет это сделать, в Venture мы сейчас работаем над стабильностью, есть множество исправлений, которые мы давно хотели сделать и это пойдет в Venture. Neo был целиком направлен на новые возможности и являлся попыткой догнать конкурентов. Venture должна отполировать все это до такой степени, чтобы она смотрелась презентабельно для широкой публики. После этого — потолок только небо.

Бернд: Мы можем сказать, что мы очень сильно расширили поддержку принтеров, ghostscript мы исправим, мы расширим им наш набор поддерживаемых принтеров. У нас есть полная поддержка ppd–файлов, которые поставляются в комплекте с CUPS, так что теперь мы полностью поддерживаем около 5000 принтеров, что означает наличие любых размеров бумаги, а также возможностей от Canon, Epson, Hewllet–Pаckаrd, Apple. Мы действительно сделали много модификаций в ядре, важных модификаций, оптимизировали его для разных процессоров, исправили очень очень сложную, неисправимую проблему с памятью [смеется]…

Алан: Оказалось, что это не так уж невыполнимо

Бернд: Да уж, но некоторые действительно говорили, что это невозможно…

Крис: Вы говорите о потолке в 1ГБ памяти?

Бернд: Да. Если быть точным, то в Zeta это был не гигабайт, а 768 МБ, это связано с BONE, ему требовалась память. Только BeOS R5 могла работать с 1 ГБ, а Dаno также мог использовать только 768 МБ. Теперь вы можете поставить 2ГБ памяти в свой компьютер — она будет работать.

Крис: И она будет использовать все 2Gb?

Бернд: Да…

Алан: На самом деле в Venture мы представим некоторые вещи, которые придерживали, так как не считали их достаточно стабильными. Еще, кстати… мы можем рассказать о NDIS?

Бернд: Да, можем.

Алан: NDIS является оберткой для интерфейса сетевых драйверов…

Бернд: И это не GPL код…

Алан: Эту реализацию мы сделали с нуля для того, чтобы позволить использовать драйверы сетевых карт для Windows в нашей операционной системе.

Крис: То есть вы говорите, что я могу взять драйвер моей эзотеричной карты 3COM, которая никому не нужна, но у меня валяется такая карточка, которая не работала в BeOS, не работала в Zeta, а теперь я подсовываю… файл DLL?

Алан: Это .sys файл, и он должен быть для Windows NT или более поздних, поскольку… в принципе, драйвера для Windows 95 может и будут работать, но с ними есть проблемы с Unicode–строками, у нас есть набор функций, которые делают преобразования строк, но я не уверен в том, что это действительно решит проблему… мы тестировали только последние драйвера, например для XP. На самом деле мы можем работать только с оттестированным набором аппаратуры, которую мы знаем, поскольку реально драйвер может использовать любую часть API ядра NTOS, какую ему заблагорассудится, так что может попасться функция, которая ему нужна, но которую мы не реализовали. Единственный способ гарантировать работоспособность всех драйверов уровня ядра — полностью реализовать в нем [NDIS] ядро Windows, чем, я думаю, мы заниматься не станем.

Крис: Или делать версию WINE.

Алан: WINE — это пользовательское пространство, GDI, а мы говорим о ядре, что несколько сложнее.

Даниэль: Да, это уже к Бернду и Алану, вы ведь пострадали больше всего. Я, вероятно, знаю ответ но, когда вы читаете все нападки на вас, клевету на многих сайтах, вы, вероятно, смеетесь, но все–таки это вас не задевает?

Бернд: О, на самом деле я не смеюсь над этим, спросите у них, на самом деле я… вы знаете, как–то… когда я читаю такие плохие и несправедливые вещи, я имею в виду… мы вложили все имевшиеся деньги, мы тратили все доступное время и мы смогли выпустить продукт. Даже если система не была совершенна. И что бы мы ни делали, даже сейчас после публикации на ZetaNews, когда в ядре были улучшены многие вещи, люди не перестают жаловаться, а я не могу смеяться над этим, ведь Zeta — наш ребёнок. Я работаю иногда 3, 4 дня без сна, а потом вижу эти комментарии в стиле «эй, че это такое?». Мы могли бы предоставить Zeta бесплатно, но люди жаловались бы, что мы не платитим им за скачивание… я не могу это понять. Но у меня сложилось впечатление, что за прошедшие 6 месяцев, начиная с выпуска Neo и Service Pack 1, есть реальные изменения. Так что, особенно после того, как появилась статья Франса, жалоб становится все меньше, меньше и меньше…

Даниэль: Да, я думаю, что вполне можно увидеть сдвиги… извините, что я упоминаю [Смех Алана] «сдвиг»… (имеется в виду смена фокуса be inc. в 2000) … но, да, изменения достаточно серьёзные.

Бернд: Да, но это действительно задевало меня, и когда мы читаем эти комментарии, то они нас поддевают серьезно. Так что это не просто… вы знаете, был парень, в то время когда я попал в аварию, он написал об этом на одном сайте: «ха, он слишком глуп, чтобы сделать ОС, он даже слишком глуп, чтобы управлять автомобилем, жаль ему так мало досталось», в общем… я не понимаю такие комментарии…

Даниэль: Н–да… не думаю, что это стоит комментировать…

Алан: В любом случае, это просто неприемлемо…

Даниэль: Да, конечно.

Крис: До тех пор пока какой–то процент любого сообщества будет столь столь же назойливым… Я знаю что это такое… эти чувства, читая то, что говорили мне или говорили обо мне, и я понимаю, о чем Вы говорите… Не обращайте внимания, вам не стоит принимать это всерьез… оно не стоит Вашего времени.

Алан: Да, это проблема Бернда, поскольку он, всё–таки, лицо компании для общественности, поэтому нападают на него. Я могу оставаться в тени и общаться с разработчиками на недосягаемой дистанции, а ему приходится отвечать на все вопросы. Так что Бернд берет на себя все удары, даже когда на самом деле это могла быть моя ошибка.

Даниэль: Да, для многих людей, Бернд и есть компания.

Алан: Многие даже не знают, кто я!

Бернд: Они пишут «Ох, что он снова натворил»… Помню, была одна статья, где кто–то жаловался на английское “Bernd is really…”, я даже не знал, что она была опубликована, я ее даже не писал. Так что это всегда только Бернд.

Алан: Да, кто бы что ни сделал, еще долгое время во всем будет виноват Бернд, думаю, до тех пор пока они не поймут… хм, или пока компания не станет больше или пока они не поймут, что у нас есть маркетологи, которые работают, разработчики, которые все конфигурируют, тогда Бернд перестанет быть всем. Это потребует какого–то времени.

Бернд: С другой стороны, я бы сказал, что хоть часто и говорят, что во всем виноват Бернд, я могу, в принципе, не обращать на это внимания до тех пор, пока наши разработчики имеют возможность сконцентрироваться на своей работе. Я говорю о том, что когда несколько месяцев назад мы принимали решение, когда мы сделали новые флаеры с моим лицом на них, мы начали раскручивать персонаж «Бернд» вместе с Zeta и мне это очень не понравилось. Я сказал тогда, «я не хочу быть лицом фирмы», мне это очень не нравилось, мне хотелось остаться в тени, но мне пришлось…

Крис: Но это все же и хорошо, поскольку Вы фокусируетесь на том, что может быть ошибкой, как сказал Алан, это может быть его ошибкой или что–нибудь в этом роде… Тем самым Вы убираете из–под огня его, а Вы можете с этим справиться, если вы можете с этим справиться.

Бернд: Вы знаете, у нас был момент когда я сказал, что если Билл Гейтс — лицо Microsoft, Линус Торвальдс — лицо Linux, а Стив Джобс — лицо своей компании, то, как сказали уже мне, — «Кому–то придется быть лицом yellowTAB»…

Алан: Я думаю это одна из причин, по которым Linux так широко распространен или, по крайней мере, известен, чем BSD. Скажите BSD и реакция будет «что это?», скажите Linux и вам скажут «а, да», потому что у него есть лицо. У BSD на данный момент его нет.

Крис: Но у них есть привлекательный талисман…

Алан: У них есть талисман, но у них нет человека, который представлял бы компанию, концепцию, возможно, того, что у них есть. Полагаю, именно поэтому они кажутся чем–то сторонним и неясным.

Крис: Вы можете немного рассказать о том, какое офисное решение вы сможете предоставить людям?

Бернд: На сегодня мы остаемся с Gobe 2, но мы уже работаем над новым решением и это не OpenOffice. Это закрытый проект и я не могу пока назвать даже его имя…

Алан: И разрабатвается он не нами…

Бернд: Да, так что мы не можем…

Крис: Вы не думаете, что вам стоит взяться за OpenOffice, портировать его под BeOS, хоть он уже несколько лет в застое?

Бернд: Вы знаете… проблема OpenOffice в том, что он ужасно медленно работает и он не так уж хорошо совместим с Microsoft Office, им многого не хватает, например, в PowerPoint и во многом другом. Он ужасно тормозит и нам пришлось бы сделать такие объемы работы работ, чтобы он просто скомпилировался, а затем еще столько же для того, чтобы он начал работать…

Алан: А затем нам бы пришлось отлаживать все проблемы в своей машине Java, реализация, которую нам пришлось бы использовать для OpenOffice 2.0 очень сильно зависит от Java и это даже поддерживается многими в открытом сообществе… Sun по прежнему задает тон в OpenOffice, это их детище, хоть его исходники и открыты, это по прежнему проект Sun.

Крис: Все равно приходится идти на поклон к Sun…

Алан: Да, все равно приходится идти на поклон к Sun, точно также как и Java. То есть, вы не можете называть что–либо Java, пока не заплатите за это…

Крис: Кстати, о самой Java, какое у вас будет решение?

Бернд: Решение для Java — Java [смеется]

Крис: Да, конечно, но ваша работа основывается на той, что сделали Брайан Варнер (Braian Varner) и Натан Уайтборн (Nаthаm Whiteborn)?

Бернд: Нет. Мы сами работаем над этим…

Крис: То есть вы собираетесь сделать собственный порт Java?

Бернд: Ага…

Крис: И работа уже идет?

Бернд: Да…

Крис: Как долго она уже идет?

Бернд: Нам пришлось… был момент, когда нам пришлось остановиться из–за проблемы с ограничениями дополнений, нам пришлось сказать себе «мы не хотим делать никаких обходных маневров, нам надо, что бы все работало как надо», поэтому нам потребовалось большее…

Алан: Мы хотели исправить свои проблемы без патчей и скотча…

Крис: Насколько уже готов ваш порт Java?

Бернд: Не могу сказать точно, я не занимаюсь Java.

Даниэль: Ни для кого не является секретом то, что Майкл Фиппс (Michael Phipps), лидер проекта Haiku, участвует здесь, и всем известно, что Zeta и Haiku вместе работают над некоторым кодом. И все же, в терминах организаций, какие взаимоотношения между двумя проектами?

Алан: У нас не такие уж близкие отношения, я имею в виду то, что мы знаем, что это те же самые люди, но это не в стиле «Эй, мы тут делаем вот это, а вы чем занимаетесь?». Такого еще не было. Я уверен, что оба проекта пристально следят друг за другом. Я подписан на лист изменений в коде Haiku, чтобы видеть что там происходит, чтобы видеть все изменения от Акселя (Axel), затем Аксель принимает некоторые изменения, так что я, в общем, знаю, кто там работает, что они делают, над чем работы продвигаются. Но с точки зрения разработки мы не говорим с разработчиками каждый день о том, что хотим сделать мы, а что хотят сделать они. Я не знаю, как это выглядит с точки зрения менеджмента.

Бернд: Ты знаешь, тоже самое, в настоящий момент мы помогаем разработчикам драйверов, вроде Рудольфа или Томаса. Мы работаем вместе, мы покупаем железо, если оно им необходимо, мы стараемся получать спецификации для них, мы предоставляем кое–какие деньги, так чтобы они могли находить больше свободного от работы времени для работы над проектами… и Томас предоставил нам новый код для драйвера IDE, мы исправили в нем кое–что и вернули ему изменения, а он затем предоставит это проекту Haiku. В таком духе, мы пытаемся способствовать разработке. Над драйверами работает Натан (Nathan), он сидит на нашем канале [IRC], мы шлем ему багрепорты, а когда ему нужно что–нибудь от нас, он может спросить. У нас есть такие люди, как Аксель, Томас и Рудольф, верно?

Алан: Верно. Мы развиваем отношения с определенными разработчиками, но не с целой командой…

Бернд: Если честно, то почти вся команда работает у нас… [смеется]

Даниэль: То есть, вы говорите о том, что самые известные драйвера Haiku, а именно для карточек Nvidiа и Rаdeon, разрабатываются на деньги yellowTAB?

Бернд: Нет, мы не вкладываем в это денег напрямую…

Даниэль: Ну, хорошо, помогаете, поддерживаете…

Алан: Поддерживаем, да…

Бернд: Как уже говорил сегодня Рудольф, в прошлом году мы купили для него машину, она была немного дороговата, с поддержкой PCIe, новые карты, он был счастлив этой машине, поскольку у него было два месяца и это действительно сильно изменило его драйвер, потому что эта машина дала ему все необходимое железо. А на свои деньги он бы ее просто не смог купить.

Крис: Без этой помощи в его работе он был бы значительно дальше от цели, нежели сейчас…

Бернд: Да, но как вы знаете, мы были бы еще значительно дальше, если бы он этого не сделал…

Крис: Значит это в ваших интересах…

Бернд: Да, это выгодно обоим…

Алан: Это очень символическое взаимоотношение. Мы что–то сделали, чтобы помочь ему, а он в свою очередь помогает нам…

Бернд: Я даже думаю, что он предоставляет нам больше, чем то, что мы можем предоставить ему.

Крис: Вы упомянули драйвер IDE в котором были произведены улучшения, какие именно это улучшения?

Бернд: Томас сделал новый драйвер IDE, это абсолютно новая архитектура, которую мы адаптировали для Zeta. Это совершенно новая архитектура для всех устройств хранения данных, будь то scsi, sаtа, ide, raid, usb mass storage…

Крис: SATA?

Алан: Она еще на очереди…

Бернд: Да. Мы получили от него этот драйвер, он еще не был окончательно готов, кое–что отсутствовало, он не был оптимизирован, тогда мы подрядили на полную ставку Итамара и Бруно (Ithamar, Bruno) на доработку, что заняло несколько недель, и они завершил то, что делал Томас, он бы смог сделать это только через 4–5 месяцев, а нам потребовалась неделя или около того…

Алан: Это понятно, ведь Томас работает в свое свободное время…

Бернд: Да, об этом я и говорю. В сравнении с теми часами, что мы работаем здесь…

Алан: Да, мы фактически можем работать по 12 часов день, а когда Итамар и Бруно были здесь… Итамар работал в течение 36 часов, а мы ходили вокруг приговаривая «может тебе поспать, а?»…

Бернд: В общем, мы все это сделали и отдали им, каждое сделанное нами изменение, все это пойдет в Haiku. Мы разрешаем ему использовать его разработки… такие вот отношения у нас с Haiku, поскольку, с нашей точки зрения, драйвера важны для обоих сторон. командам. Они могут сделать ОС, но без драйверов они не могут сделать ничего, следовательно им нужны драйвера. И вот здесь начинаем участвовать мы, мы хотим помогать деньгами, железом, предложениями, люди могут приходит к нам в офисы, работать с нами вместе, мы стараемся достать для них спецификации, такие взаимоотношения с ними я очень ценю.

Алан: Это фантастический бонус для нас.

Крис: Так, то есть у нас есть видео, у нас есть сети вместе с драйверами для гигабитных карт от Маркуса, у нас есть…

Бернд: Вы видели DVB, мы с Маркусом тогда собрались вместе, у него была эта идея и я сказал «OK, я все устрою», я связался с Hauppage, мы получили спецификации, yellowTAB подписала NDA, нам пришлось договариваться через CEO. Это все, что yellowTAB сделала для него, но это незначительная часть, потому что он сделал большую часть, он написал драйвер…

Даниэль: Вы открыли дверь…

Бернд: Да, так что мы рады, что мы можем помочь и мы еще больше рады тому, что он работает над драйвером…

Крис: И у нас есть еще такие вещи, как IDE, Mass Storage, USB… USB 2?

Бернд: Да, все работает прекрасно.

Крис: Что же тогда осталось? Сканеры?

Алан: У нас есть поддержка сканеров.

Бернд: И очень хорошая. Мы портировали SANE, Филипп Хаудон (Philippe Houdoin) сделал Sanity, мы наняли Франсуа на полную ставку на четыре недели, чтобы он поработал над сканерами. Вот он сделал кучу исправлений для сканеров и вернул все их Филиппу.

Крис: А через него, к конечном счете, все это возвращается в HAIKU?

Бернд: Что с этим делать уже его дело. Мы не принимаем это решение, он должен сделать его сам.

Крис: Что будет после Venture? Мы уже рассмотрели ее возможности, а что насчет маркетинговых идей, или компания будет заниматься чем–то новым? Можете вы объявить что–либо сейчас?

Бернд: Хм… в настоящий момент я — «разработчик компании», он [показывает на Алана] — разработчик программного обеспечения, и в моих планах на этот год стоит небольшое расширение штата, человек эдак на 15–20, нам нужны люди для проведения конференций, которые могли бы обучать других разработчиков, и он [Алан] не в состоянии все это сделать, ему и так приходится много работать в должности CTO. Нам нужно больше маркетологов, бухгалтеров и еще много кого…

Алан: Все, что формирует настоящий бизнес, для этого недостаточно собранных под одной крышей разработчиков…

Бернд: В общем, над этим я сейчас достаточно усиленно и работаю.

Крис: Есть ли возможности для третьих сторон, например, каких–нибудь реселлеров, могут ли они прийти и…

Бернд: Они у нас уже есть, вот в понедельник у нас будет конференция, если вы хотите быть реселлером продуктов yT, вам необходимо соответстветствовать определенным правилам, необходимо наличие сертификата, необходимо прийти в наш офис и предоставить документ о том, что вы действительно имеете права на перепродажу чего–либо. Необходимо рассказать нам, как вы собираетесь продавать продукт, среди каких продуктов будет продаваться Zeta, может вы продаете целый набор операционных систем, а нам это не нравится, то есть у нас не будет впечатления, что наш продукт вписывается в вашу линейку продуктов. Затем вам придется приехать к нам на 8 часов — мы рассказываем все об ОС, беседуем о компании, формируем отношения. Это не так просто, нельзя прийти и сказать «Эй, я хочу быть вашим реселлером, предоставьте мне специальную цену, вот моя лицензия», чтобы мы действительно предоставили специальную цену и вы смогли продавать Zeta.

Алан: Да, мы хотим видеть людей, которые действительно заинтересованы в нашей продукции, людей, которые могут осуществить техническую поддержку для своих покупателей, а не в стиле взял деньги, посчитал прибыль и готово…

Бернд: В общем, мы заинтересованы в профессиональных реселлерах, тех, кто может убедить клиентов. Покупатель приходит и спрашивает «Эй, а это чего такое?», а он говорит, что это Zeta, операционная система, и может рассказать ему о продукте. Он заставляет его поверить в продукт и компанию, его создавшую. Это его работа и может нормально ее выполнять только тогда, когда он знает о том, что стоит за этим продуктом.

Крис: Вы уже как–то упоминали Японию, говорили, что у вас есть планы по открытию другого офиса, или двух, или пяти в различных странах, вроде США, Канаде, Бразилии, Африке или Австралии?

Бернд: На сегодня у нас есть офис в Италии, уже сейчас мы работаем над еще одним в Токио, работаем над одним в Пекине, через две недели я буду в США, мы будем обсуждать некоторые вещи с нашими деловыми партнерами, у нас есть несколько партнеров и там. Они хотят аутсорсить свои офисы и работать с Zeta, продавать ее в Америке. Один из наших партнеров находится в Ванкувере, они используют Zeta, и он более чем заинтересован в перепродаже Zeta.

Алан: Да, это партнер, который первоначально использовал Zeta в качестве встраиваемого решения для выпускаемого ими продукта, и я думаю, что они хотят немного разнообразить ассортимент. Им очень нравится наш продукт и на каждую новую версию они говорят «Бог мой, да это круто, вы делаете очень хорошие вещи!», а мы говорим только «спасибо»… [смеется].

Даниэль: Заключительный вопрос. Компания, ваш малыш, так сказать, вы основали её с нуля несколько лет тому назад…

Бернд: Не вспоминайте меня… [смеется]

Даниэль: Тогда, когда все только узнавали о вас, многие сомневались, что предприятие продержится больше 6 месяцев. Уже прошло несколько лет, что вы думаете об этом?

Бернд: Вы знаете, я очень горжусь тем, что работаю с ним [Аланом] вместе, с ним мне весело, но хватает и серьезной профессиональной работы. Я очень рад, что у нас есть такая команда, когда ты заходишь в офис (у нас очень красивый офис, вы его еще не видели, заходите), так вот, когда ты заходишь и чувствуешь особую гордость, ты участвовал в создании и претворении в жизнь этого всего. И никто никогда никогда не сможет отнять у тебя этого чувства, так что, я очень спокоен за компанию, вы знаете, у нас уже были, так сказать, очень сложные ситуации… Ведь мы далеко не TOP–менеджеры, мы не располагаем миллионами долларов инвестиций от венчурных компаний, которым мы могли бы показывать свои работы над app_server, но мы действительно создали все с нуля, и теперь мы можем ежемесячно сами оплачивать труд своих работников из своей прибыли. Нам есть чем гордиться и я очень рад участвовать во всем этом. Я ведь не компьютерщик, мне было очень трудно сделать все так, чтобы что–то получилось, и я помню, когда увидел его [Алана] на BeShare и кто–то сказал мне «Эй, это же парень из Be», мы просто поговорили и я рассказал ему о своих идеях, а он сказал «этот парень, должно быть, конченный сумасшедший»…

Алан: «О, это действительно классные идеи, но я не могу себе представить, как ты сможешь их реализовать». Потом я начал думать об этом, потом узнавал больше и вдруг меня уговорили сходить на CeBIT на его показ… «У yellowTAB свой стенд на CeBIT, должно быть он делает что–то очень хорошее»…

Крис: Я был там с Вами…

Алан: Правильно, Вы были там. И именно тогда я взялся работать на yellowTAB, поскольку я был просто впечатлен тем, как Бернд представлял себя, как он мог пробудить в людях настоящий энтузиазм относительно продукта. Внутренне я всегда этим восхищался, но я не могу этим заниматься, я инженер, продавать ее я не могу. Спросите меня о продукте и я скажу «ага, это хороший продукт» [смеется]… А Бернд может устроить нечто вроде «да я и не думал, что можно так сделать»… Еще больше я поражаюсь тому, как он представляет ее… «я правильно понимаю это?». В общем, умение Бернда управляться с этим действительно убедило меня в том, что здесь мы действительно можем воплотить свою мечту.

Крис: Я видел Вас до и после, и я могу сказать, что разница действительно есть.

Алан: Да.

Даниэль: Думаю это все…

Крис: От имени сообщества, спасибо сайтам HаikuNews и IsComputerOn и спасибо за ваше время…

ать как...

Болды смотрю зарезались при постинге :(
Ну ладно, кажись видно кто чего говорит ;)

Корц++

Хмм…
мне даже стало жалко бедного Бернда Корца…
может не будем ругать бедного дяденьку?;)

«Алан: Они даже не знают кто я!»(~с)

конечно как же так, это же именно я с…л исходвы и припёр их в YT!!! :))))))

Корц++

Тема заезженная уже на столько,что лучше будет если промолчишь!

«тот,кто поумней,как правило молчит,тьфу это как–то несвоевременно звучит " (С)

Re

Экое у них трогательное отношение к Haiku ;)

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Allowed HTML tags: <a> <em> <i> <img> <strong> <b> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Введите перечисленные символы, чтобы мы убедились, что вы не робот. Не требуется для зарегистрированных пользователей.
b
q
Q
Q
V
K
Enter the code without spaces and pay attention to upper/lower case.